Взаимодействие с участниками спора

Важным источником информации могут быть сами участники судебных споров и их представители. В первую очередь – адвокаты.

Запрос информации

Закон РФ «О средствах массовой информации» делегирует журналистам право посещать государственные органы либо их пресс-службы, быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации, а также получать доступ к документам и материалам, за исключением секретных.

Но все это касается взаимоотношений только с государственными органами и муниципальными организациями, в том числе прокуратурой, надзорными и иными ведомствами, часто участвующими в судебных процессах. Чаще всего они действительно обязаны отвечать на редакционные запросы в семидневный срок. Однако в случае даже заведомо незаконного отказа или просто игнорирования запроса, оспаривание таких действий займет не один месяц, и даже в случае положительного итога предоставленная информация однозначно устареет. Кроме того, материалы расследования и многие другие документы нередко считаются конфиденциальными и не могут быть предоставлены журналистам.

Поэтому предъявлять подобные требования к государственным и иным служащим чаще всего неэффективно.

Получение комментариев

Для подготовки объективного материала целесообразно предложить каждому участнику спора высказать свою позицию по рассматриваемому судом делу, прояснить его детали и получить информацию. То же самое касается представителей (юрисконсультов или иных) компаний, некоммерческих организаций. Большинство частных лиц, отстаивающих права или даже свободу в суде, также с радостью поделятся информацией с журналистами. Собеседник должен понимать, что высказать свою позицию в его же интересах. Тогда как отказ от общения с прессой приведет к публикации одностороннего материала, причем не в его пользу.

Чтобы построить конструктивный диалог с участниками спора журналист обязан проявить к ним доброжелательность и подтвердить свою беспристрастность. Очевидно, что те же юристы или граждане не захотят общаться с представителем масс-медиа, который заведомо настроен против них или поддерживает противника. Поэтому любые вопросы должны быть максимально корректными. Например, можно предложить истцу оценить позицию ответчика или наоборот. Но ни в коем случае нельзя высказывать эту позицию как единственно правильную, а оспариваемые тем же истцом факты – как истину.

Проявляя даже самый беспристрастный подход, журналист может столкнуться с недоброжелательным, неадекватным, а порой и агрессивным отношением интервьюируемого: многие участники рассматриваемых судами конфликтов не приемлют другого мнения и видят в задающим даже самый корректный вопрос «агента противника». В этой ситуации бессмысленно возражать или обвинять – это только накалит обстановку: на практике, излив душу, такие собеседники успокаиваются.

Не стоит и потакать собеседнику – соглашаться или иным образом поддерживать его позицию. При возникновении вопроса опять же корректно можно пояснить, что СМИ никого не защищают, не поддерживают и не обвиняют, а лишь обеспечивают получение читателями объективной информации. А для этого вы предлагаете всем сторонам высказать свою позицию.

Закон обязывает журналиста ставить в известность граждан и должностных лиц о проведении аудио- и видеозаписи. Но на практике такое уведомление может быть конклюдентным (по обычаю): юристы, должностные лица или даже простые граждане должны понимать, что представившийся журналист, держащий диктофон или другой гаджет, ведет аудиозапись. Тем более, когда с использованием профессиональной камеры ведется видеосъемка.

Согласование материала

Нередко возникают вопросы с так называемым согласованием материала. Конституция России и федеральный закон запрещают цензуру, которой в том числе признаются требования со стороны должностных лиц предварительного согласования сообщений и материалов. Однако эти ограничения не распространяются на авторские материалы таких должностных лиц и взятые у них интервью, поэтому в этих случаях требование участника спора согласовать с ним именно его комментарий цензурой не является. Однако журналист не обязан исполнять эти требования и вправе опубликовать самостоятельно отредактированную позицию, не допуская при этом искажения её смысла и слов интервьюируемого.

Чтобы избежать ошибок и конфронтации, журналисту целесообразно самому предложить представителю стороны вычитать отредактированный комментарий перед его публикацией. Это позволит свободно его сокращать и редактировать, в том числе «переводить с юридического языка на русский» (как это делать мы рассказываем в другом уроке). Вместе с тем, высылая такой вариант интервьюируемому, нужно предупредить о предельных сроках ответа и возможности внести в текст только уточнения. Не исключено, что придется, напомнив понятие цензуры, пояснить, что редакция не согласовывает полные тексты материалов.

Конфликты не исключены – нередко отдельные участники споров считают отредактированный вариант категорически неправильным, не отражающим их позиции и настаивают на публикации явно несоразмерного по объему и содержанию комментария. В подобной ситуации, в зависимости от наличия у журналиста или редактора ресурсов (временных, эмоциональных и иных), можно предупредить собеседника, что при отказе внести разумные уточнения без увеличения объема комментарий либо будет опубликован в представленной редакции версии, либо вообще снят. В последнем варианте с редакции снимается этическая ответственность за необъективность освещения спора в суде.

Адвокатская этика

Для адвокатов установлены особые этические стандарты, в том числе в части общения со средствами массовой информации. Федеральная палата адвокатов разработала соответствующие рекомендации.  В этом документе адвокатам не рекомендуется отказывать представителям СМИ в предоставлении имеющей публичный интерес информации и разрешается общаться на любые волнующие общество темы. Если адвокат не может предоставить необходимые сведения в силу недостаточной компетентности в конкретном вопросе, целесообразно по возможности предложить журналисту другой источник.

Оговаривается и формат общения. Так, свою позицию в интервью следует излагать точно, ясно и кратко, чтобы она была понятна даже не подготовленным в правовом отношении людям. На уточняющие вопросы рекомендуется давать четкие и конкретные ответы. «Адвокатам следует тщательно готовиться к выступлениям в СМИ: по возможности обговорить с журналистом вопросы, на которые он готов отвечать, а также предложить предоставить окончательный текст выступления на согласование во избежание неточностей и ошибок. Желательно заранее отвести вопросы, на которые адвокат не вправе давать ответы», – отмечается в рекомендациях.

В то же время устанавливаются и многочисленные ограничения. В первую очередь – ни при каких условиях нельзя раскрывать доверенную клиентом конфиденциальную информацию (адвокатскую тайну). Комментарий по конкретному делу всегда должен быть направлен на защиту интересов доверителя, его чести, достоинства и деловой репутации. В публичных выступлениях после процесса адвокату запрещено высказывать точку зрения отличную от той, которой он придерживался в суде. Кроме того, адвокатам строго не рекомендуется давать оценку работе своих коллег – адвокатов. Они вправе говорить только о том деле, где непосредственно представляют интересы заявителя либо осуществляют защиту обвиняемого, представляют интересы потерпевшего

В общении с адвокатами журналистам целесообразно уважать эти этические ограничения. В частности, не стоит настаивать на раскрытии конфиденциальной информации, требовать оценки поведения или тем более виновности подзащитного (доверителя). В то же время журналисту не стоит принимать предоставленную адвокатом позицию или мнение как истину. Как представитель он обязан отстаивать интересы своего доверителя, даже когда он виновен. То есть любая получаемая от адвоката информация по конкретному делу почти всегда будет неполной (полуправдой).

© Агентство правовой информации, 2024 год,
Создание и поддержка Sunflower Web Dev.